Благотворительный фонд им. Павла Михайловича Третьякова
О Фонде Памяти<br>П.М. Третьякова Художественные и просветительские проекты Издательская<br>деятельность Международное<br>сотрудничество СМИ о Фонде
07.07.2010 "Стезею строгого ученья"
Каждый человек в своей жизни проходит пору ученичества, которая во многом и определяет его будущую судьбу. Наши взлёты и падения, радость открытий и горечь непоправимых ошибок – всё оттуда, из стен alma mater. Умение держать удар, тяга к познанию мира и стремление найти себя в этом мире – всё от них, от наших учителей. Сегодня в искусстве, в изобразительном, возможно, даже более, чем в любом ином, всё явственнее прослеживается тенденция дискредитации последовательного разностороннего фундаментального образования, самого понятия «школа». Так что для журнала «Русское искусство» обращение к традициям художественного образования (этой теме посвящён второй номер этого года) – шаг вполне закономерный.
Императорская академия художеств, Суриковский институт, Российская академия живописи, ваяния и зодчества имени Ильи Глазунова, Санкт-Петербургская рисовальная школа (ныне Художественное училище им. Рериха) – история прославленных учебных заведений проходит буквально через каждый материал, независимо от того, обстоятельный ли это очерк, интервью с ректором или статья, посвящённая педагогическому опыту выдающихся русских художников – Венецианова, Куинджи, Пластова.
Бунт против «школы» — отнюдь не изобретение нашего века. И веку XX эти лавры не по чину. Как только система преподавания начинала бронзоветь, игнорируя требования времени, превращаться в памятник самой себе, способный расплющить творческую личность в плоскость послушной и управляемой посредственности, непременно появлялись люди, готовые бороться с этой системой всеми доступными им способами. Беда академической школы не в том, что она якобы вбивает в голову молодому поколению «устаревшие» правила и приёмы, «замшелые» взгляды на искусство. Над приёмами как раз время не властно. В догму их превращают наставники, которым легче проповедовать раз и навсегда предписанные правила, нежели преобразовывать их в соответствии с ходом времени, легче стёсывать со своих учеников всё «лишнее», то есть не вписывающееся в догму, чем помогать им проявить заложенное в них Богом или природой. А истинный художник никогда не позволит себе посягательства на божью искру в своём ученике. Об этом на страницах журнала говорят Илья Глазунов, ректор Академии живописи, ваяния и зодчества, и Анатолий Бичуков, ректор МГАХИ им. Сурикова. Об этом же статья Светланы Степановой «Трудная стезя строгого учения» и очерк о женском художественном образовании в России Елены Антоновой-Боровской.
Даже материалы сугубо научные выдержаны в этом векторе. Исследование Натальи Бартельс «Натурные штудии в собрании музея Российской академии живописи, ваяния и зодчества» не только знакомит читателя с коллекцией, которая пока мало знакома не только широкому зрителю, но и многим профессионалам. Автор открывает удивительное в привычном. В академических учебных материалах, где по определению школа превалирует над вдохновением, можно увидеть не только «дидактический материал», но и уловить энергетику, без которой невозможна передача мастерства от педагога к ученику.
Андрей Бородин
"Литературная газета". 2008. 7 июля
© Благотворительный фонд имени Павла Михайловича Третьякова 2006 - 2018