Благотворительный фонд им. Павла Михайловича Третьякова
О Фонде Памяти<br>П.М. Третьякова Художественные и просветительские проекты Издательская<br>деятельность Международное<br>сотрудничество СМИ о Фонде
28.01.2008 Возвращение символов веры
4 марта в стенах Третьяковской галереи (выставочный зал в Толмачах) откроется выставка «Возвращенное достояние». Ее организаторы - «Частный музей русской иконы» и Благотворительный фонд П.М. Третьякова.
НЕСКОЛЬКО лет назад мне довелось принимать участие в торжественном мероприятии, посвященном передаче в Ярославский музей-­заповедник икон XVII века. Ярославские святыни, похищенные в свое время из церкви Рождества Христова, долго странствовали за границей. Затем их купил в одном из немецких магазинов наш предприниматель Владимир Рощин. Потом он случайно узнал, что приобретенные иконы давно находятся в международном розыске. Тогда новый владелец поступил, как и подобает подлинному меценату. Иконы вернулись в иконописный ансамбль старого храма.
Как эксперт я участвовал и в другой истории возвращения в Россию старинных икон. Она в корне отличается от рощинской благотворительности. Группа людей, связанных с иконным бизнесом, объединилась вокруг случайной коллекции икон, вывезенных контрабандистами на Запад. К снятой по разным причинам с аукционных торгов паре сотен досок XVI-XVIII вв. был приложен десяток церковных древностей эпохи раннего христианства и расцвета византийского искусства. Я делал предварительное описание коллекции по цветным ксерокопиям, представленным мне в Лондоне. И с грустью узнавал на многих отпечатках иконы, проходившие через руки моих коллег-реставраторов, раскрывавших их от поздних записей. Отдельные житийные образа для удобства транспортировки распиливались в Москве торговцами на мелкие фрагменты. А перед сдачей на комиссию монтировались западными «умельцами».
Показывал я полный каталог фотографий продаваемой коллекции тогдашнему руководству Верховного Совета РФ - председателю Р. Хасбулатову и председателю Комитета по культуре Ф. Поленову. Мне казалось, что раннехристианские предметы существенно дополнят собрание Музея изобразительных искусств им. А.С. Пушкина. А остальные могут быть распределены между провинциальными галереями, где иконописные разделы отсутствуют вообще или слабо укомплектованы. Но к Белому дому вскоре подтянулись «доблестные» войска Верховного командующего, и о коллекции пришлось забыть.
Через некоторое время совсем другие люди снова предложили мне принять участие в ее возврате на Родину. Но, услышав, что за этой сделкой стоят ельцинские янычары, я, как говорится, умыл руки. Ибо не приемлю римский постулат об отсутствии тлетворного запаха денег.
Несколько лет я работал в Президиуме Советского фонда культуры. И тогда с огромным удовольствием принимал участие в программе «Возвращение». Горжусь, что удалось способствовать привозу в Россию редких памятников отечественного искусства. Но к гордости этой примешивается горечь за сорванные планы возврата домой творческого наследия Зинаиды Серебряковой, Федора Стравинского, Бориса Григорьева, Михаила Вербова и других художественных ценностей. Не вписался я в круг фаворитов Дмитрия Лихачева. Под разными предлогами прошла распродажа на западных аукционах вышеуказанных собраний, помеченных к отправке в Россию.
Я мог бы рассказать о других историях и судьбах, связанных с бытованием отечественных художественных ценностей в разных уголках планеты. Но сегодня мне хочется всячески приветствовать инициативу сотрудников «Частного музея русской иконы» по устройству в Третьяковской галерее выставки «Возвращенное достояние». Хотя предвижу скепсис отдельных специалистов, считающих иконы XVII-XIX веков - основной костяк нынешней экспозиции - не заслуживающими внимания собирателей, а тем паче музейных хранителей.
Признаюсь, что в студенческие годы я и мои однокашники, находясь под влиянием блестящего ученого В.Н. Лазарева, все иконы, написанные позже XV века, ернически называли «частушками». Но на то она и молодость, чтобы «парить поверх барьеров». А уже лет через десять мне посчастливилось организовать в музее им. Андрея Рублева выставку «Русская живопись XVII-XVIII веков. Из собраний Государственного Русского музея, Государственной Третьяковской галереи, Музея древнерусского искусства им. Андрея Рублева». Во вступлении к ее каталогу я написал: «Живописцы XVII-XIX веков, освоившие навыки «парусного письма», художники петровского и более позднего времени постоянно черпали из неиссякаемого родника иконописного искусства, сознательно или несознательно заимствуя все лучшее, что было создано его талантливыми мастерами».
Приобретенные у различных владельцев на Западе и возвращенные в Россию старанием хозяина «Частного музея русской иконы» Михаила Абрамова; коллекционером и знатоком Михаилом Елизаветиным и собирателем Сергеем Ходорковским, иконы в основном датируются XVIII и началом XIX века.
Украшением выставки, безусловно, являются древние иконописные образцы, восходящие к XV-XVI векам. «Рождество Христово с избранными святыми», «Богоматерь Коневская с избранными святыми», ждущие тщательного изучения «Царские врата», возможно, написанные в XIV в., редкие образчики византийского прикладного искусства VII-IX вв. относятся к самым удачным приобретениям Михаила Абрамова и его сотрудников. Никогда не опускающий заданную планку качества и неповторимости собираемых произведений иконописи Михаил Елизаветин по праву может гордиться классическим вариантом «Богоматери Грузинской», скорее всего, принадлежащим кисти новгородского мастера конца XV века.
Не один десяток больших и малых выставок древнерусского искусства довелось мне собрать и показать людям. Каждая из них по-своему дорога и близка мне. И сегодня я испытываю чувство радости и гордости за тех людей, которые не только вернули в Россию ценные сокровища, но и делятся своими приобретениями со всеми, кому небезразлична русская культура и ее древняя иконопись.
Савва Ямщиков
Газета «Аргументы недели». 2008. 28 января
© Благотворительный фонд имени Павла Михайловича Третьякова 2006 - 2018