Благотворительный фонд им. Павла Михайловича Третьякова
О Фонде Памяти<br>П.М. Третьякова Художественные и просветительские проекты Издательская<br>деятельность Международное<br>сотрудничество СМИ о Фонде
16.09.2009 Москва и Кострома в жизни семьи Третьяковых
Выставка с таким названием проходит в Костроме, в здании Дворянского собрания. За эти месяцы, с конца мая по сентябрь, на ней успели побывать сотни костромичей и гостей нашего города. А в книге отзывов появились записи: «Выставка о жизни Третьякова - это просто чудо!!! Спасибо организаторам за то, что мы, костромичи, могли познакомиться с жизнью Третьяковых)», «Вот не думали, что, прожив в Москве всю жизнь, узнаем что-то новое про Третьяковку в Костроме. Спасибо», «Очень благодарны за интересную выставку, которая, без всякого сомнения, вызывает чувство гордости у каждого из нас», «Спасибо большое всем замечательным людям, кто умеет помнить и хранить историю...»
Конечно, любой из нас, пришедший на выставку, откроет для себя «свою Третьяковку». Но, пожалуй, ни один из нескольких десятков экспонатов, представленных здесь, не оставит посетителя равнодушным. Фотографии из семейного архива Третьяковых, книги, журналы, письма и документы - все оживает и будит наше воображение, вещи имеют такое свойство - говорить о своих владельцах.
С Костромой и нашим краем Третьяковы были связаны давно и крепко-накрепко. Конечно, скорее всего, поначалу - деловым сотрудничеством, ведь отец Павла и Сергея Третьяковых - Михаил Захарович торговал льняным полотном, а костромичи умели растить лен. Из костромского льна получалось отличное полотно, пользующееся спросом. Наверное, отец не раз говаривал сыновьям о костромичах-льноводах, а мнение старшего в семье ценилось на вес золота.
Смерть отца в 1850 году для юных сыновей (Павлу- 18, Сергею - 16) была не только тяжелой потерей, они оставались теперь наследниками льняного дела. Продолжить отцовскую стезю для Павла и Сергея Третьяковых стало первостепенной задачей. И с ней они успешно справились.
Только остается удивляться, насколько цельными людьми были Третьяковы. Не ломаются они и не гнутся от жизненных невзгод и неурядиц, выпадающих на их пути, идут по отцовской дороге, не спеша, но упорно. Открывают после смерти отца в Москве магазин полотняных, бумажных и шерстяных товаров, изучают спрос. И значительно позже, в 1866 году, параллельно с торговлей основывают прядильную фабрику в Костроме. Причем, заметьте, в компаньонах - только самые близкие - Павел, Сергей и муж сестры Елизаветы Владимир Коншин. Выполняя завещание отца, обстоятельно все взвешивают и со временем становятся успешными предпринимателями и на этом нелегком поприще.
Что мы знаем о Павле и Сергее Третьяковых? Что это были родные по духу люди, поддерживающие всю жизнь друг друга. Талантливые купцы. До сих пор в Костроме сохранился фабричный округ - своеобразный памятник Третьяковым, вложившим свои купеческие капиталы в развитие отечественной промышленности. Ново-Костромская льняная мануфактура не раз удостаивалась золотой медали на Всероссийской выставке в Нижнем Новгороде и международной - в Париже. Более того, предприятие получило статус «Поставщик Двора Его Императорского величества». Это было признание стабильности, качества, мастерства.
Уже не одна, а целых три фабрики входили в Большую Костромскую льняную мануфактуру - прядильная, ткацкая и отбельная. И руководил ими здесь, в Костроме, костромской купец - опытный инженер-текстильщик Константин Кашин. По всей видимости, надежный и верный помощник Третьяковых. Иначе и быть не могло - в семье Третьяковых всегда ценились честность, порядочность, знание дела.
В нескольких витринах выставки - костромские экспонаты. Среди них - снимки общежития фабрики товарищества БКЛМ, полотно-красильного цеха. Одной из фабрик, образцы продукции. А вот интеллигентный пожилой человек в пальто с большим меховым воротником - внизу снимка подпись: «Мастер фабрики С.Г. Веселов». Его можно принять за директора, управляющего фабрикой, так значителен его вид. По соседству - другой снимок - рабочая фабрики С.В. Комарова. Строгое приталенное платье, высокий воротник-стойка, нет, не о таком портрете работницы фабрики до революции 1917-го имеешь представление. Что-то начинает меняться, приближаясь к реальной жизни.
Вглядываешься в списки директоров, помощников, механиков - это все костромичи, кто-то наверняка узнает фамилии своих прадедов, даже прапрадедов - Павел Федорович Синицын, Николай Федорович Кудрявцев, Петр Афанасьевич Афанасьев, Петр Матвеевич Москвин... Это те профессиональные текстильщики-управленцы, что и составляли опору Третьяковых в Костроме. Они умели работать, умели организовать дело ответственно и стабильно.
Удивляться приходится не раз и не два. Чего стоит документ, рассказывающий о социальной жизни БКЛМ.
«Товарищество обладает следующими благотворительными учреждениями:
  • школа при шестнадцати преподавателях и 850 учащихся;
  • квартиры для рабочих на тысячу человек;
  • больница на 60 кроватей под наблюдением двух докторов и фельдшеров;
  • родильный приют на восемь кроватей под наблюдением врача и трех акушерок;
  • ясли на 50 младенцев под наблюдением врача и двух смотрительниц;
  • баня...».
Насколько, говоря современным языком, БКЛМ была градообразующим предприятием для Костромы, может свидетельствовать картина Н.Н. Гриценко «Вид фабричного района города Костромы. Конец XIX века». На ней - производственный пейзаж, узнаваемый и сегодня. Дымящие над Костромкой трубы, здания фабрик - все должно было демонстрировать развитие промышленности на стыке веков. Да так оно и было. У братьев Третьяковых дела шли в гору, но... Не самые богатые в России промышленники и купцы, именно они вошли в нашу отечественную историю. Меценаты, создатели национальной художественной галереи, благотворители, достойные россияне. За то великое им спасибо.
Здесь, на выставке, заставляет задуматься завещательное письмо Павла Третьякова, написанное им еще в мае 1860 года. По тем законам, компаньоны должны были непременно завещать свои капиталы. Было в то время Павлу Третьякову всего каких-то 28 лет.
«...Капитал... в сто пятьдесят тысяч рублей серебром я завещаю на устройство в Москве художественного музея или общественной картинной галереи... Более всех обращаюсь с просьбой моей к брату Сергею: прошу вникнуть в смысл желания моего, не осмеять его...»
В своем брате Сергее Павел нашел единомышленника. И позже, когда в Костроме льняная мануфактура успешно заработала, меценатство братьев смогло расти и разрастаться. Успешное предпринимательство Третьяковых не обратилось на службу к Маммоне, золотому тельцу, оно стало служить людям. Поистине достойнейший пример для подражания, правда, не всем он по силам. Далеко не всем.
Зато к Третьяковым потянулись талантливые, творческие люди. Они ценили великодушие и благородство братьев.
Письмо И.С. Тургенева - П.М. Третьякову, 6 июля 1876 г.
«Вам, конечно, известно имя нашего естествоиспытателя и путешественника Миклухо-Маклая. Он… находится в стесненном положении… Люди стучат только в ту дверь, которая легко и охотно открывается…»
Письмо В.М. Васнецова - П.М.Третьякову, 1885 г.
«Как бы было хорошо для меня теперь слушать великую музыку. Как бы я рад был теперь приютиться у печки между двумя столиками (мое обыкновенное место) и слушать Баха, Бетховена. Моцарта...»
Ф.М. Достоевский - П.М. Третьякову. 14 июня 1880 г.
«…Будьте уверены, что теплый привет ваш останется в моем сердце одним из лучших воспоминаний дней, проведенных в Москве».
Сколько любви, сердечной теплоты в этих строках! Но этого всего могло и не быть, если бы Третьяковы с легкостью промотали все свое состояние, не заботясь о приумножении капиталов.
В начале XX века семейное дело возглавил Сергей Николаевич Третьяков, внук Сергея Михайловича. В 1904 году он становится директором Товарищества братьев Третьяковых и В.Д. Коншина, а с 1909 года - председателем Костромского комитета торговли и мануфактуры. Состоял он на посту и директора правления Костромской большой льняной мануфактуры. К 1913 году, перед первой мировой войной на БКЛМ работало шесть тысяч человек, что с членами их семей составляло около 30 процентов всего населения Костромы. Капитал товарищества составлял 2,4 миллиона рублей.
На выставке привлекает знаменитый портрет Павла Третьякова работы Ильи Репина. Взгляд его задумчив, он о чем-то размышляет. Российский интеллигент. Умница. Талантливый человек. Наша честь и слава.
При жизни он не любил этих громких фраз.
Ирина Соловьева
Газета "Северная Правда". 2009. 16 сентября
© Благотворительный фонд имени Павла Михайловича Третьякова 2006 - 2018