Благотворительный фонд им. Павла Михайловича Третьякова
О Фонде Памяти<br>П.М. Третьякова Художественные и просветительские проекты Издательская<br>деятельность Международное<br>сотрудничество СМИ о Фонде
Миссия
Учредители
Попечительский совет
Документы
Наши награды
Статьи о Фонде
Фонд благодарит
Контакты
05.03.2012 Хранитель традиций
Автор публикации – искусствовед, журналист, арт-критик неоднократно освещала в печати выставки, организованные Третьяковской галереей, живо откликаясь на заметные события культурной жизни России. Раньше других она сообщила, что «наконец и скромных сотрудников музея достигла мода на филантропические акции…
Состоялась церемония награждения лауреатов премии имени Павла Михайловича Третьякова» (газета «Культура» № 2, 2007). Минуло пять лет, и сегодня из тех же уст узнаем, что мода переросла в традицию.
За работой Фонда, созданного на исходе юбилейного для Третьяковской галереи 2006 года, с интересом слежу на протяжении всех пяти лет его деятельности, была на первом же вечере, им организованном, знаю многих лауреатов премии, которая учреждена Фондом. Горячо сочувствую этому искреннему и благородному начинанию, хотя и не знаю всех подробностей его каждодневной работы. И все же мне захотелось высказаться, даже если не сумею отразить все нюансы многотрудной и разнообразной деятельности «новых третьяковцев». Именно так хочется назвать этот коллектив, дабы обозначить преемственность и в то же время отличие от третьяковцев старых и всем привычных – сотрудников Галереи.
Тут нельзя не сказать о человеке, чье имя носит и старейший в России музей отечественного искусства, и Фонд. Вне сомнения, уже доброе столетие это имя не дает покоя другим собирателям. Павел Третьяков всегда, для всех оставался не просто примером, а, пожалуй, идеалом – манящим, но недосягаемым. Без преувеличения, на него равняются, пусть бессознательно, и сегодняшние наши коллекционеры, чьи ряды неуклонно растут. Да вот загвоздка: не секрет, что многие собирают картины, гравюры, рисунки не только и не столько из любви к искусству, сколько ради надежного, «несгораемого» вложения денег. В сущности, ничего страшного в этом нет, так живет весь цивилизованный мир, и россияне вовсе не исключение. Осуждать их не станем, напротив, искренне поблагодарим тех, кто время от времени все-таки показывает свои сокровища, а порой выступает и в роли дарителей. Возможно, в последнем случае им не дает покоя, подталкивает вперед именно пример Павла Третьякова… Говорят, все или почти все достойные произведения искусства рано или поздно оказываются в музеях. Однако пока в России новых частных музеев ничтожно мало, хотя прецедент уже создан. Только много ли среди тех, кто собрал отличную коллекцию, а возможно уже задумался и о строительстве собственного музея, готовы поступить так, как Павел Третьяков? «Капитал же в 150 тысяч рублей серебром я завещеваю на устройство в Москве художественного музеума или общественной картинной галереи». Эти слова Третьякова произносил недавно со сцены конференц-зала Галереи народный артист России Георгий Тараторкин.
О завещании, которое в 1860 году составил 27-летний фабрикант, Фонд имени Павла Михайловича Третьякова решил напомнить на вечере «Душевная потребность и долг гражданина» в декабре 2010 года. Замечу, что на ежегодные декабрьские вечера, посвященные основателю национальной галереи и ставшие уже традиционными, приходят знаменитые актеры, музыканты, поэты: Юрий Соломин, Андрей Дементьев, Елена Камбурова, Никита Высоцкий, Сергей Безруков, Юлия Рутберг. Здесь выступала Валентина Толкунова, приезжал из Австралии дуэт потомственных пианистов Наталья Власенко и Олег Степанов. Не всякий устроитель вечера с участием звезд решится привлечь внимание к такому факту истории, как желание московского купца середины XIX века «оставить национальную галерею, состоящую из картин русских художников» родному городу. Однако Елена Бехтиева, председатель правления Фонда, не боится непопулярных у публики тем и умеет достойно представлять своих любимых героев: братьев Третьяковых, Остроухова, Тургенева, Левитана… Знает, что эти беседы найдут понимание у собравшихся в конференц-зале Третьяковки. Вечера, к которым она сама пишет сценарии, а также выступает в роли режиссера и ведущей, абсолютно уникальны. В отличие от театральных спектаклей, тоже эфемерных, но все же доступных зрителю хотя бы один сезон, «третьяковские» вечера повторить невозможно. «Все предложения перенести наше театрализованное действие в иные стены, чтобы и другие зрители могли его увидеть, мной не поддерживаются. Вынесение за границы Лаврушинского и Толмачевского переулков лишит вечер той глубины и трепета, которые придает ему аура родной для нас Галереи», – признается Елена Бехтиева.
Темы камерных, по-семейному теплых, хотя полных подлинного пафоса просветительства декабрьских вечеров «по-третьяковски» касались многих полузабытых страниц русской культуры. Например, организаторы обращались к личности выдающегося актера Малого театра М.С. Щепкина, вызывавшего поклонение всех Третьяковых (вечер 2006 года, когда отмечалось 200-летие императорских театров России), вспоминали историю о том, как И.И. Левитан помог пополнить национальное собрание портретом А.П. Чехова (вечер завершил 2010 год, отмеченный юбилеями художника и писателя и ознаменованный великолепной левитановской выставкой на Крымском Валу). Когда в 2011 году Галерея устроила ретроспективу произведений Н.Н. Ге, в сценарий вечера вошли выдержки из переписки Третьякова и Л.Н. Толстого, радевшего за приобретение работ Ге в коллекцию русского искусства. Участники вечеров узнали немало интересных деталей из жизни семьи Третьяковых: о матери Александре Даниловне, младшем брате Сергее Михайловиче, дочерях Александре Боткиной и Вере Зилоти, их окружении… Своеобразие режиссуры связано с тем, что музыкально-поэтические вечера по традиции приурочены ко дню рождения Павла Михайловича, и здесь звучат сочинения именно тех композиторов и писателей, которых особенно ценили в семье Третьяковых.
Мне запомнилась первая встреча с Еленой Владимировной Бехтиевой в 2004 году. Тогда я готовила материал о неведомом шедевре Карла Брюллова, торжественно «входящем» в экспозицию Галереи. Запомнился ее воодушевленный рассказ о том, как был найден в Португалии пейзаж «Вид форта Пику на острове Мадейра», как потом искали средства на его покупку для Третьяковки (помог Президент РФ, выделивший деньги из резервного фонда). Поразил и сохранился в памяти энтузиазм человека, совсем не вдруг сделавшего это удивительное открытие (еще во время учебы в Российской Академии живописи, ваяния и зодчества Елена Бехтиева выбрала поздний период творчества Брюллова темой научного исследования, а, став сотрудником Третьяковской галереи, готовясь к грандиозной персональной выставке Брюллова, проходившей в 2000 году, и работая на ней, еще более убедилась в недостаточной изученности португальского периода творчества художника и продолжила изыскания).
Для меня эта элегантная, располагающая к себе женщина служит олицетворением традиции российского меценатства – модное словечко «спонсор» к ней не подходит. У супругов Бехтиевых нет собрания живописи, и они не ездят за картинами на западные аукционы. Зато на Родине они создали Фонд и оказывают реальную поддержку пусть не всей армии российских музейщиков, живущих в большинстве своем весьма скромно, но хотя бы некоторым из них. Поэтому важнейшей частью декабрьских вечеров в Третьяковке стоит считать церемонию чествования старейших сотрудников Галереи (со стажем не менее 25 лет). Так воплотилось в жизнь стремление создателей Фонда подчеркнуть в большом и высокопрофессиональном коллективе Третьяковской галереи чрезвычайно важный, но, увы, подчас нивелируемый, личностный, «человеческий» фактор.
С 2006 года по инициативе президента Фонда Виктора Михайловича Бехтиева вручается ежегодная премия имени П.М.Третьякова, «весящая» 100 тысяч рублей (с недавних пор ее лауреатами стали и музейщики из регионов России). К награде прилагаются диплом лауреата премии «За верность профессии и многолетнее служение русскому искусству», а также специально выполненный в мастерской Евгения Лансере памятный знак. В основе его – изящный серебряный вензель, в котором переплетены первые буквы имен Павел, Вера и фамилии Третьяковы. Монограмма из этих букв была выгравирована в 1890 году на подносе, подаренном дочерьми к серебряной свадьбе родителей. Ныне раритет хранится в семейном собрании киноведа Екатерины Сергеевны Хохловой – праправнучки П.М. Третьякова, члена попечительского совета Фонда. Аббревиатуру можно прочесть и так: «Творящий – Просвещающий – Верный» – это камертон к выбору лауреатов.
Первой премию получила заместитель генерального директора Галереи по научной работе Лидия Ивановна Иовлева, посвятившая музею более полувека. Опытнейший, авторитетнейший сотрудник ГТГ, истинная хранительница ее традиций, она помнит многие события прежней галерейской жизни и активно творит ее сегодняшнюю историю. Лауреатами 2011 года стали заведующая отделом выставок Нина Глебовна Дивова, художник-реставратор отдела древнерусской живописи Евгения Александровна Гра и директор музея-заповедника в Великом Устюге Антонина Борисовна Андреева, хранитель культуры Русского Севера.
Нелегко найти в музейном мире столь же авторитетного человека, как Нина Глебовна Дивова. В Галерее она трудится с 1960 года: начинала как реставратор, но уже 25 лет руководит организацией выставок, коих на ее счету более пятисот. И, тем не менее, получая премию имени П.М.Третьякова, Нина Глебовна призналась, что волновалась больше, чем в момент вручения Государственной премии в Кремле. «Когда внутри здания, в котором живешь много лет, ты смотришь в зал, полный твоих коллег, и видишь их реакцию, когда называют твою фамилию и понимаешь, что эта реакция искренняя, – тут все твои волнения, и мучения, и несуразности в процессе работы кажутся совершеннейшей ерундой. У меня наград довольно много, в том числе от Патриарха Алексия II и президента Бориса Ельцина, – говорит Н.Г. Дивова. – Но тут, в Третьяковке, словно возник сигнал, что ты еще нужна, что эта награда – за то, что ты делаешь сейчас. Это дает точку опоры, позволяющую идти дальше, и понимание, что могла бы еще сделать. А премия носит имя Павла Третьякова, для нас, старых третьяковцев, абсолютно священное. Я помню свой трепет еще в 60-е годы, когда идешь по территории Галереи, изумляясь, что ты здесь работаешь. Помню ощущение коллектива как единой семьи, нацеленной на общий результат… Конечно, я видела, как менялась работа в музее, как менялись люди. Но в сущности, если не считать новых зданий, внутри Галереи мало что изменилось. Я побывала с выставками в 33 странах, знаю, как работают музейщики за рубежом, и с восхищением слышу отзывы о своих коллегах, вижу, как уважают третьяковцев за высокий профессионализм».
Благодаря деятельности Фонда целенаправленная помощь идет не только отдельным сотрудникам, но и в Третьяковку и в журнал «Русское искусство», который в трудный момент получил самоотверженного издателя в лице заслуженного строителя России, кавалера орденов Святого Даниила и «За заслуги перед Отечеством» Виктора Бехтиева. А искусствовед Елена Бехтиева, которая связана с журналом много лет и удостоена знака отличия «Золотой фонд прессы», взвалила на себя еще и хлопоты по распространению «Русского искусства» – от Москвы до Петербурга, Вильнюса, Парижа и Рима. Ведь Фонд видит своей целью возрождение забытых печатных изданий и возвращение произведений русского искусства из-за рубежа.
Правда, перечислить все деяния Фонда за пять лет было бы трудно. Здесь и выставка «Москва и Кострома в жизни семьи Третьяковых» в Костромском историко-архитектурном и художественном музее-заповеднике, и забота о семейном некрополе Третьяковых на Даниловском кладбище, и презентация журнала на международной арене. К счастью, у Фонда есть отличный сайт в Интернете, где всю его деятельность можно увидеть «в лицах». И еще раз убедиться: Фонд – явление уникальное, ибо деятельность его зиждется на принципах, заложенных еще Павлом Третьяковым, и потому он способен работать еще многие-многие лета.
Елена Титаренко
Журнал «Русское искусство». 2012. № 1
© Благотворительный фонд имени Павла Михайловича Третьякова 2006 - 2018